Logo
Мир современной женщины
www.my-beauty.info
 
Главная
Красота
Здоровье
Кулинария
Вязание
Бисероплетение
Вышивание
Непознанное
Астрология
Хиромантия
Гороскопы
Ссылки
Контакты

Энциклопедия самых распространенных убеждений

 

Реклама на сайте

   

 

 
   
 
загрузка...
 

 

 
 

Иоанна Хмелевская

Как выжить с мужчиной

Я сидела за столиком и ревмя реве­ла. Слезы лились прямехонько в гуси­ную печенку, так что соуса, которого по рецепту не полагается, образовалось жуткое количество. Его становилось все больше и больше, пока блюдо не стало совсем несъедобным.
Напротив, как все уже легко догадались, сидел мужчина, который меня разлюбил.
Явление это — я сейчас не о соусе в гусиной печенке — достаточно рас­пространенное, принимает разные фор­мы и бросается в глаза более или менее, впрочем, иногда и совсем не бросается, что, правда,  бывает раз в сто лет. Ведь это каким же надо быть пнем, чтобы не распознать женщину, которую разлю­били не по ее желанию.
Большому горю обязательно нужен какой-то выход. Иначе оно просто задушит всякую нормальную женщи­ну. Ненормальную тоже. Таких заду­шенных обычно вынимают из петли, вылавливают из проточных и непроточных вод и подвергают неприятной процедуре промыва­ния желудка. На подобные неэстетичные, нера­зумные и достойные всяческого порицания дей­ствия их толкает именно этот не нашедший выхода, шипящий в подкожных, соединительных, жировых и каких там еще тканях клубок зло­вредных и умственно ограниченных змей. Дан­ная умственная отсталость проявляется в том, что, утопив или отравив свою жертву, они тем самым лишаются объекта издевательства, и все развлечение — насмарку. Но это так, к слову.
По каким-то таинственным и необъяснимым причинам мужчины вдруг перестают любить жен­щин, за которыми еще совсем недавно носились, как мартовские коты. Я здесь не говорю, конеч­но, о тех случаях, когда эти причины видны нево­оруженным глазом и все вокруг диву даются, что он в ней так долго видел. Тогда исчезновение чувств кажется всем вполне обоснованным, ибо:

  • Прежняя сильфида разжирела, как сви­номатка, и ужасно сопит, когда моет ноги.
  • Жутко постарела: лицевая часть в мор­щинах, да и все остальные — изрядно привяли.
  • Дома ходит растрепанная, в старом ха­лате, шлепая тапками со стоптанными задниками.
  • Собственно говоря, никогда не умела прилично готовить. А сколько можно вы­держивать дрянную жратву?
  • Скандалит, ноет и вообще зудит.
  • Ноет, зудит и предъявляет претензии, как вариант, рассказывает со всеми под­робностями, что снилось соседке со вто­рого этажа, именно тогда, когда нор­мальный человек:

a) смотрит чемпионат мира по футбо­лу, где мы дошли до финала;
б) вдруг находит решение профессиональ­ной проблемы, с которой безнадежно мучается последние два года;
в) забросил удочку, а огромная рыба хо­дит вокруг его приманки;
г) хочет, наконец, спокойно почитать га­зету;
д) как раз сладко засыпает;
е) пришел домой жутко голодный и вмес­то конкретики на тарелке получает ду­ховную пищу, от которой звенит в ушах;
ж) говорит по телефону с кем-то важ­ным, кого наконец-то удалось заловить;
з) спешит на долгожданную встречу, а молния на брюках отказывается со­трудничать.

  • Транжирит его деньги, возбуждая все­общий ужас и зависть.
  • Получив образование и сделав карьеру, так превосходит мужчину, что скрыть это нельзя, как ни старайся.
  • Абсолютно ничего в жизни не достиг­нув, так им помыкает, что скрыть этого нельзя, и т.д.
  • Демонстрирует просто неприличную глу­пость.
  • Демонстрирует просто неприличный ум.
  • Ковыряет в зубах, которые с течением времени утратили свое первоначальное качество.
  • Решительно возражает, когда завалива­ются спать на диван в грязных ботин­ках.
  • Сама ложится спать на диван в грязных ботинках. Но это уже получается какой-то монстр. Ведь ни одна женщина, даже пьяная в стельку, ничего подобного не совершала с самого сотворения мира.
  • И так далее.

Все вышеперечисленные причины исчезно­вения большой любви вполне обоснованны и ни у кого не вызывают удивления. Однако мужчи­ны идут дальше, отправляются в некую неизве­данную область чувств и перестают нас любить без малейшего повода.
Я не подурнела, не растолстела, не постаре­ла, не поглупела, не поумнела, умела готовить, деньги транжирила только собственные, не со­пела, не шаркала ногами, не помыкала, не зудела, грязные ботинки тоже ни при чем.
А он все-таки меня разлюбил.
А черт его знает, может, просто пе­рестал притворяться, что любит?..
Они, конечно, притворяются. И кто знает, может, даже в девяноста процентах случаев. Ну, пожалуй, в семидесяти пяти. А притворяются, потому что этакий тип хочет:

  • С кем-то спать, а с этой, что как раз под рукой, выходит легче, проще и дешевле.
  • Возвращаться домой, где все прибрано, а грязные рубашки сами постирались и вернулись в шкаф, по пути пришив себе пуговицы.
  • Возвращаться домой, где перед тобой сама по себе возникает тарелка с ужи­ном.
  • Иметь надлежащий уход на случай грип­па, насморка и проблем с желудком.
  • Чтобы кто-то вычистил салон машины без дополнительных расходов.
  • Чтобы кто-то им восхищался и обожал.
  • Чтобы было на ком выместить стресс, накопившийся на работе.
  • Похвастаться красивой женщиной, что нравится другим.
  • Не мыть после себя ванну.
  • Жить спокойно и с комфортом.

Притворяться более или менее удачно, но все равно это чувствуется. Нет на свете такой толстокожей женщины, чтобы этого не чувство­вала. И нет такой, которая бы в этом себе созна­лась. Каждая себя убеждает, что ничего подоб­ного, ей все только кажется...
Поначалу, когда передо мной поставили эту пресловутую гусиную печенку, ароматную и ап­петитную, я собралась съесть ее с превеликим удовольствием, тем более что была жутко голод­ная. Но уже первый кусок стал у меня поперек горла, загородив дорогу всем остальным.
Зря я так сразу решила взять быка за рога. Надо было сначала подкрепиться.
Если особа женского пола как раз пребывает на диете, то решительное объяснение с мужчи­ной рекомендуется проводить до еды. Железно, данная особа потеряет аппетит и извлечет тем самым из своего несчастья явную пользу, кото­рая в состоянии возместить любые потери. Горь­кие рыдания утихнут на весах, а в измученной душе вспыхнет искорка удовлетворения. А уж потом черная зависть подруг превратит эту ис­корку в настоящее пламя.
Есть, правда, лица, которые, нервничая, лопа­ют со страшной силой. К счастью, таких немного, и можно посчитать их исключением, только под­тверждающим общее правило. Да и для таких есть вполне приемлемый выход: пусть цепляют­ся к мужику после еды, а не до. Может, им и удастся съесть меньше.
А вообще-то еда, как таковая, нужна мужчи­нам. Именно они являются истинными гурмана­ми, ставящими превыше всего вкусовые наслаж­дения. На миллион увлекающихся данной сто­роной жизни самцов приходится только одна самка. Можно таковую считать ошибкой приро­ды и не принимать в расчет. Самцов же надо просто-напросто кормить...
Минуточку, сейчас речь совсем о другом, о кормлении самцов я скажу позже, и вряд ли мне это доставит удовольствие. Ведь дело-то доволь­но опасное...
Тьфу, я же сказала, не сейчас! Прямо ата­визм какой-то!..
Мужчины обожают молчать.
Они бывают жутко болтливыми, что вовсе не противоречит предыдущему тезису. Мужчи­ны болтливы по-своему, с женщиной эти болт­ливые тоже будут молчать. Между собой они сплетничают, аж слюной брызжут, но треп в своей компании — это одно, а молчание — совсем другое. Один из ста тысяч... да какие там тыся­чи, один из ста миллионов готов разговаривать со своей женщиной, ведь, по их мнению, не для разговоров мы, женщины, созданы. Такой тип может, на худой конец, поговорить с по­сторонней женщиной на разные конкретные темы, служебные, например, о политике, на худой конец, о погоде, может детство золотое вспомнить, героическую военную молодость, с посторонней — о чем угодно, но не со своей и не дай Бог о чувствах. Об этом они молчат, как партизаны.
Ну, разумеется, за исключением предвари­тельных нежностей типа: «Я тебя люблю, только ты навсегда, ты — счастье мое, моя ты звездоч­ка, рыбочка, хрюшечка, жабочка» и так далее. Позже, когда связь уже установилась, таинствен­ная сила забивает им кляп в рот и, хоть ты трес­ни, слова из такого не вытянешь, все равно на каком языке.
Особенно, если начинают остывать их чувства к нам, некогда такие пла­менные.
Вот тут-то в воздухе и появляется некий подозрительный запашок.
Какой-то он не такой, как прежде, и каждая женщина это замечает. Раньше все терпеливо сносил, а теперь сердится и скандалит по любо­му поводу. Раньше замечал, а теперь словно ос­леп. Раньше при виде кровати от него аж искры летели, а теперь моментально засыпает мертвым сном, как будто рядом с ним лежит трухля­вое полено. Раньше пытался заключить в объя­тия при любой оказии, выбирая обычно самую неподходящую, теперь отодвигается как можно дальше. Раньше изливал душу и советовался, те­перь мы от третьих лиц узнаем, что его работа сгорела, а сам он получил благодарность в приказе за спасение из пламени секретарши директора.
Стоп, а не в секретарше ли?..
Ничего подобного. Секретарша встречает свою пятьдесят вторую весну, а красавицей она не была и четверть века назад. Исключительно высококвалифицированная рабочая сила. А значит не сердце, а только разум. И как, позвольте вас спросить, такой разум уразуметь?..
А наш подлец все молчит. Молчит и молчит, аж плохо делается. То злой бывает, то равнодушный, еще неизвестно, что хуже. А то из-за ерун­ды так раскричится, хоть святых выноси. А что тут такого, что посудная тряпка забыта на теле­фоне, велика важность, позвонил кто-то, когда в кухне крутилась, только и всего. А вот и нет, нам доходчиво объясняют, что дом превратился в свинарник, и приличный человек такого бе­зобразия терпеть не может. Или на деликатное замечание, что ботинки надо вытирать за две­рью, узнаем, где мы, оказывается, живем. Не в квартире, а в тюрьме, казематы это и узилище, галеры с надсмотрщиками-садистами. Никакой жизни тут нет!..
Ой, худо.
А потом, подлец, молчит.
И что прикажете с таким делать? Никакие вопросы: нежные, умоляющие, наводящие, со слезой, категоричные и деловые, гневные и скандальные — не дают результата. Или уходит от ответа, или заявляет, что нервничает из-за про­блем на работе, а то и вообще ничего не отвечает и по-прежнему молчит. Убить его, что ли? Нет уж, дудки! Убив, уже точно ничего не узнаем и будем мучиться до конца жизни, а то и дольше.
Может, поэтому женщины редко убивают мужчин?
Упорного молчания в подозрительной атмосфере не вынесет ни одна нормальная женщина. Свое собственное — пожалуйста, но только не его. Собственное — всегда обосновано и имеет под собой весьма веские причины, его же — как раз наоборот.
Поэтому любая хочет понять, в чем дело, и выцарапать суть из этого идиотского молчаливого нутра. Она старается, как может, и в ре­зультате добивается того, что:

  • Ситуация ухудшается с минуты на минуту, так как он еще не созрел, чтобы расколоться.
  • Теряет его из виду и из пределов досягаемости ногтей, так как он, движимый инстинктом самосохранения, не возвра­щается домой раньше полуночи.
  • Узнает со всей беспощадностью, что ее бросили, и она должна оставить всякую надежду.
  • Слышит разную неумелую ложь.
  • Оба убивают друг дружку.

Последний вариант довольно редок, так как обычно одному удается убить другого, самому оставшись в живых.
А упорно безмолвствующий гад, наконец, добровольно нарушит свое молчание только за­тем, чтобы осчастливить нас заявлением, что его чувство сыграло в долгий ящик. Молчал, потому что думал, а хорошенько все обдумав, пришел к выводу, что прежняя любовь окончательно сдохла, а он сам теперь отбывает в неизвестном направ­лении.
Некоторые категорически отказываются от всяких там ящиков и, упираясь всеми четырьмя лапами, клянутся и божатся, что своей женщи­ны они никогда не любили, а только притворя­лись, будучи все в трудах и заботах, что в конце концов им обрыдло. Иногда в этом есть доля правды.
А еще некоторые в подобной ситуации не­сут всякую чушь о дружбе и заботе, поддержа­нии знакомства и добрых отношениях и прочее в том же духе. Правда, глупости они и раньше говорили, так что можете не обращать внимания.
Ясное дело, вся эта прелесть объявляется в тот момент, когда организовывать какое-либо противодействие уже поздно. Мужчина решил очень основательно, хорошенько все утрамбовал и забетонировал. Тут только бомба поможет... Несчастная женщина, не имея под рукой бомбы, может только вырвать себе все волосы, а следовательно, нельзя им давать много времени. Быка за рога надо брать раньше.
Взятие быка за рога заключается в том, что­бы задать нужный вопрос в нужный момент и с нужным давлением. На такой вопрос мы получа­ем ответ, и лучше бы язык у нас отсох раньше.
Будучи в глубине души уверена, что именно я услышу, но цепляясь остатками сил за весьма призрачную надежду и одурманенная запахом гусиной печенки, я нужный вопрос задала, от­вет получила и наконец могла утешиться, что меня больше не обманывают, и спокойно при­ступить к проливанию слез.
Особо отвратительным был тот факт, что он свою печенку съел-таки. С аппетитом.
Ни в коем случае нельзя допустить ошибку с выбором нужного момента для быка.
Дико нервничающая женщина, предчувствуя несчастье, целиком поглощена исключительно своими сомнениями, опасениями, надеждами и волнениями, из рук у нее все валится, серое вещество рассыпается и трепыхаются всякие внутренние органы, рациональные же мысли никак не могут пробиться в ее голову. И вот в самый разгар такого веселенького самочувствия женщина совершенно перестает владеть собой, доходит до точки кипения, глаза застит туман, губы сводит судорогой, и именно этот момент он выбирает, чтобы схватиться за бычьи рога. К удару она совсем не готова и даже не представляет себе, что ее ждет, поэтому легко теряет почву под ногами и впадает в отчаяние.

скачать книгу 

 

 

 

 

 

загрузка...

 

 

 
 
Многофункциональный массажер Пояс Здоровье GEZATONE>>>
Показать все >>>
 
   
Шорты против целлюлита унисекс на молнии Lanaform Facility >>>
Показать все >>>
 
   
Миостимулятор бабочка Vupiesse TUA YOU >>>
Показать все >>>
 
   
Домашний солярий Sun Box 824 >>>
Показать все >>>
 
   
Эпилятор Braun 2075 >>>
Показать все>>>
 
   
Косметологический аппарат для разглаживания морщин GEZATONE >>>
Показать все >>>
 
   
Термобелье Cratex (модель для женщин) >>>
Показать все >>>

 

 

 
 
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100